Наши на Burning Man - подготовка

На фестиваль отправился белорусский фотограф-исследователь Данила Парнюк

26 августа в пустыне Black Rock в американском штате Невада на дне высохшего соляного озера стартовал ежегодный фестиваль безумия Burning Man. Через неделю, в ночь с 1 на 2 сентября, огромная фигура того самого «горящего человека» будет сожжена. В этом году на фестиваль отправился белорусский фотограф-исследователь Данила Парнюк, который рассказал Yolife о том, как он попал на фестиваль, как готовился к нему, что он там собирается делать и почему его как арт-философа заинтересовал Burning Man. А после фестиваля — ждите большой фотографический спецпроект на нашем сайте.

Текст:Андрей Коровайко

Фото:Данила Парнюк

Я попал на Burning Man случайно. Люди обычно начинают готовиться к фестивалю как минимум за год до его начала. Есть разные способы подготовиться к фестивалю. Есть низкобюджетные — примыкаешь к группе волонтеров, едешь на правах участника и делаешь там что-нибудь полезное. Тогда тебе продают билет за небольшие деньги — по-моему, льготный билет стоит 130-180 долларов. Для покупки обычного билета нужно зарегистрироваться на сайте фестиваля, пройти анкетирование, и когда будет открыта продажа билетов, тебе придет об этом сообщение. Они продаются по какому-то своему принципу — можно купить за 1200, а можно и за 2000 долларов.

Я был освобожден от всех этих хлопот и вообще попал на фестиваль случайно. Я хотел туда попасть, послал это намерение в пространство, и все случилось.

Идея

Последние лет 8 я делаю арт-проекты с фотографией, проекты-рассуждения, философские исследования, выставки в Минске, Санкт-Петербурге, в Европе. И я пришел к выводу, что меня по-настоящему интересуют универсальные явления. Поэтому я очень много фотографировал на буддийских курсах. Буддизм универсален, он объединяет людей разных возрастов, национальностей, полов. У буддистов есть нечто большее, что их связывает. В сообществе буддистов запросто возможно общение между людьми высокого социального класса, среднего, низкого — не важно, какое у них образование или профессия. Когда они объединяются, все эти различия стираются.

По этому же принципу я выбрал проект, который я делал для Wargaming. Я фотографировал их офисы как пространства, в которых в промышленных масштабах создается виртуальная реальность. Виртуальная реальность — это явление последних двух десятилетий, и мне было интересно определить, где находится граница между реальностью и виртуальной реальностью. Wargaming дал мне возможность использовать его офисы как площадку для этого артистического эксперимента-исследования. В 2015-м я объездил практически все их главные офисы по всему миру, и скоро должна выйти книжка Dream War Office, которая станет результатом этого проекта. Я выбрал Wargaming, потому что у них на тот момент уже было зарегистрировано 150 миллионов игроков, и все эти игроки — из разных стран мира, которых объединило что-то универсальное. Командиром взвода может оказаться какой-нибудь студент, а у него в подчинении вполне может быть какой-нибудь управляющий банком.

Также я снимал проект про аутизм, One No One, я выставлял его в этом году в Испании. В нем я старался показать не ребенка, а аутиста — людям, которые живут нормальной жизнью. Показать, что аутизм существует как универсальное явление, которое может появиться в любой семье — будь ты политик или рабочий на заводе.

В феврале я встретился с Татьяной Родос, ведущей нью-йоркского Русского радио. Она в рамках своего проекта ездит по мировым столицам и встречается с интересными русскоговорящими людьми. Каким-то образом я попал в список интересных людей, живущих в Барселоне (Данила уже 5 лет живет в Барселоне — прим. ред.), она пригласила меня на передачу, и мы пообщались в прямом эфире для нью-йоркской публики. Я рассказал ей обо всех своих проектах, после чего Татьяна сказала, что есть еще одно универсальное явление, которое я точно должен осветить с артистической точки зрения. Burning Man — это как раз то, что объединяет самых разных людей со всего мира, и мне обязательно нужно туда поехать.

Счастливая случайность

Поняв, что этот фестиваль отлично отвечает моим артистическим интересам, вкладывается в мою концепцию того, что я делаю, пока у меня есть эта жизнь и я могу что-то создавать, я и загадал желание на нем оказаться. Я на тот момент толком ничего о фестивале не знал. Но полез в интернет и начал изучать философию и психологию фестиваля и выяснил очень много интересных моментов.

Например, на фестивале нет понятия денег. За деньги можно купить только кофе и лед, который можно растопить и превратить в воду. А больше за деньги ничего не купишь. Там нет никакой связи с внешним миром. Туда люди приезжают для того, чтобы на неделю полностью посвятить себя другой реальности, другому пространству. При этом это не комфортное место. Ночью там ноль, а днем +40.+50, это пустыня. Там постоянно песчаные бури. Мелкая взвесь, которая все время летает в воздухе, эта пыль — щелочная. Она разъедает кожу. Если попадает на слизистую, то вызывает очень болезненные ощущения. Если дышать без респиратора, то начинает першить в горле, тошнить. Так что само по себе место немножко адское.

Ребята, с которыми я еду, еще в феврале создали группу в Telegram и занимались закупками всяких респираторов, очков, всего необходимого. Они занимались организацией поездки, согласованиями, подготовкой костюмов. Это серьезная работа, которая была распределена на 8 человек и которой ежедневно отдавалось по несколько часов их времени. Мне повезло — мне не пришлось заниматься всеми этими телодвижениями, потому что один человек из их группы не смог поехать, и я просто занял его уже подготовленное место. Моей задачей оставалось только придумать и создать костюмы и изучить, как выживать в условиях фестиваля.

Вообще, бюджеты, необходимые для поездки, оказались просто какие-то атомные — 10-15 тысяч долларов, даже по самым экономным вариантам. Денег таких у меня не было, и я подумал, как здорово было бы, если бы меня туда позвали фотографом. Я начал раскидывать по знакомым эту свою идею, и в итоге меня позвали туда фотографом. Но не так, чтобы я снимал именно эту компанию и предоставил им потом снимки, нет. Позвали просто: «Хочешь поехать фотографом? Ну, езжай с нами и фотографируй». Словом, произошло настоящее чудо.

У меня в Испании дня 4 назад улетел из клетки попугай. Дети убивались, плакали. Старшая дочка говорит: «Ну пап, ну ты же буддист, ты должен что-то сделать, ты же все можешь. Сделай так, чтобы он вернулся». Я говорю: «Я буду медитировать и просить, чтобы с этой улетевшей птичкой все происходило наилучшим образом. Если ей будет лучше жить на свободе, пусть она живет на свободе. Если будет лучше вернуться, пусть вернется цела и невредима». И действительно, я каждый день представлял себе этого попугая во время практики. И вот сегодня мне прислали из дома сообщение, что птичка вернулась, села на клетку как ни в чем не бывало, и теперь дома снова счастье. Я к тому, что все происходит чудесным образом. Не имея никаких возможностей попасть на Burning Man, я все же туда еду, да еще и аккурат под свой день рождения, и встречу свои 44 года в этом волшебном месте.

В пути

Сейчас мы в Напе — это где-то в часе езды от Сан-Франциско. Только прилетели, арендовали автомобиль, на котором поедем в Неваду, и остановились здесь на пару дней — докупить такие мелочи как 170 батареек для костюма, который будет светиться ночью, сто литров воды и так далее.

Здесь вокруг какие-то респектабельные гольф-клубы, и все отели, которые есть на букинге, хотят тысячу долларов за ночь. И вообще, все очень дорого. Но мы воспользовались приложением HotelTonight, которое выдает горячие продажи. Допустим, отель не сдал номер через Booking.com или Airbnb за 1200 долларов — и номер выставляется прямо сегодня за 200. Так что нам удалось поселиться относительно не дорого.

Мы сняли большой джип с огромным багажником — в нем хоть гробы вози. В Америке с большими расстояниями и широкими дорогами такие машины очень хороши. В Испании, кажется, она бы ощущалась как городской автобус, а здесь — отлично. Загрузив в него весь свой багаж, мы поедем до пустыни Невада, где нас уже будет ждать заранее заказанный трейлер — прямо на месте нашего будущего лагеря. Вообще, многие туда приезжают за неделю до начала и начинают обживаться. А у нас уже все подготовлено. Я присоединился к лагерю IT-инвесторов, которые занимаются проектами между Россией и Силиконовой долиной в Сан-Франциско. Они здесь чувствуют себя как рыба в воде, поэтому организовали все очень четко, чтобы можно было больше наслаждаться этой ситуацией, приехав на все готовое.

Миссия

На фестиваль собираются совершенно разные люди — от хиппи, живущих в палатках, до Марка Цукерберга, который несколько лет назад там раздавал пирожки. Идея такая: у тебя нет денег, но у тебя есть ты сам. Фестиваль предполагает максимальное самовыражение. Каждый должен себя выразить на всю катушку и при этом быть максимально полезным для окружающих. На этом обмене чем-нибудь полезным и существует Burning Man. Каждый находит свой способ приносить пользу: музыканты играют музыку, художники создают инсталляции до неба.

Я на фестивале собираюсь устраивать фото-сеты. Организую фотостудию и буду фотографировать всех желающих, а потом рассылать им фотографии. Я взял с собой специальный студийный свет и несколько камер, так что, в принципе, я готов поработать. По условиям лагеря я должен отработать волонтером за все время фестиваля 16 часов. Моя волонтерская работа будет заключаться в организации фотосессий для всех желающих — часа по 4 в день.

Но самое печальное, что все оборудование, которое я с собой взял, похоже, придется там и оставить. На всех сайтах пишут, что пыль в этой пустыне разъедает металл. Она очень мелкая, забивается внутрь техники, забивается в матрицу, и ее невозможно вычистить. После фестиваля невозможно сохранить камеры — они все погибают. Так что в расходы нужно еще включить камеру Cannon за 4 тысячи долларов, студийный свет, всю оптику. Технику придется отдать в жертву, но зато я смогу вывезти оттуда отснятый материал.

Костюмы

С костюмами такая заморочка. На фестивале неприлично быть обычным, выглядеть как обыкновенный человек. Ты не можешь надеть свою повседневную одежду, приехать туда и ходить там в ней. Можешь, конечно, но это будет выдавать в тебе человека, который «не в теме». Тебе будет сложнее познакомиться с людьми, попасть в какие-то интересные ситуации. Так что костюм — это тоже элемент входа в пространство Burning Man.

Вообще, фестиваль представляет собой огромное арт-пространство, где повсюду инсталляции, где ездят арт-кары, пышущие огнем, где происходит непрерывный перфоманс, днем и ночью играет музыка и гуляют люди в костюмах. Ночные костюмы, по правилам, должны быть хорошо освещены. На фестивале в этом году соберется 85 тысяч человек, а по территории повсюду ездят машины, оформленные в арт-объекты, поэтому не быть подсвеченным просто небезопасно — можно попасть в какую-нибудь драматическую ситуацию. Были случаи, когда люди попадали под колеса. Каждый год кого-то из приезжих не досчитываются, но для такого большого количества людей это нормально. К тому же, на этом фестивале люди применяют различные технологии расширения сознания, с чем не все справляются.

Ребята, с которыми я еду, москвичи, заказали на студии серьезные костюмы, арт-объекты. Один из них будет «крипто-королем» в шляпе, украшенной биткойнами, сам он будет весь в микросхемах. Он будет собой воплощать некую идею крипто-мира, которым он якобы правит. Еще один будет в костюме бога солнца — древнеегипетского бога Ра. Большая часть костюмов еще едет в коробках из Москвы, потому что они с головными уборами занимали столько места, что пришлось их отправить отдельным багажом.

Каждый из этих костюмов обошелся заказчику в очень высокую, с моей точки зрения, сумму — несколько тысяч евро. Я пошел артистическим путем.

null

Приехал в гости к своему другу, испанскому художнику-авангардисту David Callau Gené, привез ему какие-то свои вещи, которые можно было использовать как холст, и предложил ему следующий проект: «Смотри, вот есть такой фестиваль самовыражения Burning Man — он об искусстве, о взаимодействии людей. Ты на него не едешь, но на него еду я. А ты можешь написать на моей одежде свое сообщение этому фестивалю, выразив свою идею как художника и идею Испании как страны, из которой я еду. Давай сделаем из меня арт-объект».

null

И вот я надевал разную одежду, а он прямо на мне разрисовывал ее: нарисовал распятого Христа, быка с яйцами тореадора, совместив все мужественное, что есть в испанской корриде, русалку в полный рост от моей головы до пят. В общем, теперь у меня на каждый день есть свой костюм.

null

Чем нужно запастись

Нужно на каждый день иметь сменную одежду, потому что пыль въедается очень глубоко. Если она добирается до кожи, начинает ее разъедать. Смыть эту пыль невозможно ничем кроме уксуса, так что нужно закупиться уксусом и уксусными тампонами, стирать с себя пыль сначала уксусом, и только потом водой. При этом с водой тоже заморочка. Идея такая, что мы все собираемся в пустыне, хорошо проводим там время, а уезжая, должны оставить ее в том же виде, в котором она была, когда мы туда приехали, не оставив в ней никаких следов своего присутствия — ни мусора, никаких отходов. Так что даже воду, которую ты туда привез и использовал, чтобы помыться, ты не можешь просто вылить на землю — ее нужно собрать в специальное ведро, которое потом заберешь с собой. Поэтому люди туда берут большое количество влажных салфеток. Нужны сменные носки на каждый день и каждую ночь, чтобы защитить кожу, и чтобы щиколотки не начали кровоточить.

Четкий список касается только тех вещей, которые определяют зону твоего комфорта. Если тебе комфортно каждый день менять одежду, мыться и так далее, ты должен взять с собой все, что обеспечит эту твою потребность. Но фестиваль не об этом — он о самопроявлении и самовыражении. Если ты считаешь, что сможешь себя выразить каким-то особым образом, ты должен быть подготовлен. Помимо костюмов, многие декорируют машины, превращая их в причудливые дома на колесах. Эти картинки можно увидеть в фантастических фильмах и там, на Burning Man.

Пространство очень большое, и все перемещаются на велосипедах, так что нужно позаботиться о его наличии. Только периметр территории составляет километров 15, так что обойти это все пешком за день нереально. Еще нужно обязательно хорошенько запомнить, а еще лучше — вытатуировать на своем теле на время Burning Man геолокацию своей стоянки. Даже опытные люди могут сутками пытаться вернуться на свое место и не находить его — настолько все теряется в пыли. Я слышал истории про людей, которые не могли найти свой лагерь двое суток. 85 тысяч человек — это, в общем-то, приличный такой город.

Там никто никого не кормит, так что пропитанием на неделю тоже нужно запастись. И водой — минимум галлон воды на сутки нужно с собой иметь. Это такое место, где каждый отвечает сам за себя, где люди отданы на максимальную осознанность. Если ты увидел красивую инсталляцию и захотел на нее забраться — вперед, но ты должен понимать, что она может в какой-то момент упасть. Если ты при этом разобьешься, виноватым в этом будешь только ты.

Фигуру Burning Man начали огораживать после того, как несколько лет назад в момент сожжения фигуры туда бросился человек и сгорел заживо. Такое он себе желание загадал — сгореть на Burning Man и стать символом фестиваля.

Но при этом ты никогда на фестивале не умрешь от голода или холода. Всегда можно прийти в место, где есть тепло, и тебя обязательно примут, согреют, а если нужно, то и накормят. На Burning Man существует негласное правило: нужно стараться в течение суток не произнести слово «нет» больше пяти раз. Если, конечно, это «да» не ломает твои гендерные или морально-этические представления о жизни, ты можешь последовать этому правилу и посмотреть, куда это тебя заведет. Это, скорее, о принятии. Позитивное пространство поспособствует тому, чтобы ничего плохого с тобой не приключилось.

Думаю, самым большим экспериментом для меня станет попытка не сказать «нет» больше пяти раз за сутки. Мне кажется, это будет очень экстремально, потому что вовлекать в разные истории будут на каждом шагу. Люди же туда приезжают в первую очередь тусоваться и общаться, и каждый тебе что-нибудь предлагает. Ты попадаешь в пространство разных людей, и у тебя есть возможность пойти вглубь каких-то чужих интересов. Это и интересно, и одновременно стремно.

null

null

null

null

null

null

null

null


Теги: