Ирина Ищенко: У успеха лицо матери

Текст:Анна Шадрина

Украинский психолог Ирина Ищенко, которая ведет популярные семинары по семейным расстановкам, рассказала все о наших мамах, папах, счастье и медитации на сердце.

Ирина, можно ли на вашем примере сказать, что в психологи идут те, кто хочет разобраться, в первую очередь, со своими психологическими проблемами?

Мой первый брак не сложился — я осталась одна с ребенком. Вторая попытка тоже была неудачная. А в третьей семье у нас родилась дочь и я увидела, что мне не хватает элементарных знаний о том, как воспитывать детей от разных браков, чтобы не было ревности и конфликтов. Поняла: с этим надо что-то делать — и отправилась изучать психологию.

null

Источник фото здесь и ниже: Facebook Ирины

С трудностями в семейных взаимоотношениях так или иначе сталкиваются все. Но до сих пор не многие люди решаются налаживать свою жизнь с помощью психологии. Почему?

Многим комфортно жить с проблемами. Позиция жертвы эгоцентрична: ее поддерживают и жалеют. Решать проблемы всегда сложнее и больнее. Но это путь развития.

Сложности во взаимоотношениях поддаются корректировке?

Достаточно минут 15 общения, чтобы понять, на что человек настроен: открыто посмотреть на свои трудности или, наоборот, сделать все, чтобы ничего не менять. Важно, куда направлен вектор внимания: вовнутрь или вовне.

Большинство людей медитирует на проблемы, а не на их решение. Обратите внимание, о чем говорят бабушки, сидящие у подъезда, пассажиры в транспорте, в очередях. Обычно мы путаем понятия счастья и успеха. Успех направлен вовне. Это наши социальные достижения: «чтобы была семья, достаток, послушные дети». А счастье направлено вовнутрь. Это то, как мы себя ощущаем. И часто желаемое состояние остается непознанной территорией. Потому, что сначала необходимо познакомиться с самим собой. Научиться различать то, чего от нас ожидает общество и семья с точки зрения норм морали, и наши истинные цели и потребности. В этом, на мой взгляд, и состоит цель человеческой жизни.

null

Если вернуться к моей истории, я осознала, что хочу быть счастливой, и пошла за этим в психологию. Сначала это было занятие исключительно «для себя». Но позже я поняла, что это может стать профессией.

В психологии много интересных мне областей. Но знакомство с методом семейных расстановок разделило мою жизнь на «до» и «после». Я по-прежнему использую в работе различный инструментарий, но мое сердце принадлежит расстановкам.

Еще до знакомства с методом мне было очевидно, что среда обитания первична.

То, что ребенок получает в первые 2,5 года жизни, закладывает фундамент его взаимоотношений с миром. Уже в этот период сформированы все паттерны поведения. Работая со взрослым человеком, так или иначе мы всегда имеем дело с травмированным ребенком.

Вы наверняка слышали, как многие клиенты пытаются отрезать себя от своих корней, говоря: «Вот только не надо сейчас говорить о моем детстве». Как правило, психологи имеют дело с двумя типами нарушений привязанностей в раннем детстве. Первый тип — это когда по отношению, чаще всего — к маме не были удовлетворены первичные потребности в любви и заботе. Например, мама заболела или была эмоционально недоступна. И тогда отчаявшийся ребенок в глубине души говорит себе: «Желать близости вредно потому, что все равно этого не получишь». Такие дети, вырастая, идут по жизни довольно уверенно. Часто они многого достигают в жизни. Это «оловянные солдатики», которые никогда не просят о помощи, редко плачут. Но, как известно, все жесткое достаточно легко ломается. Другие, наоборот, продолжают хотеть слишком много от жизни, злясь при этом на маму, а потом на друзей и партнеров из-за того, что те не удовлетворяют их желания.

Но если главный мотив в достижении социальных успехов — компенсировать недополученную в детстве любовь от мамы, может ли быть успешным человек, у которого с родителями сложились гармоничные отношения?

Берт Хеллингер говорит: «У успеха лицо матери». С системной точки зрения, успех присутствует, когда человек принимает своих родителей такими, какие они есть, не желая что-то в них исправить. Жизнь — это главный дар, который мы получаем от родителей.

А быть счастливым — это уже наша индивидуальная задача. Если мы так смотрим на жизнь, у нас складываются отношения и в партнерстве, и в профессии.

Можно ли восстановить важные взаимосвязи, если речь идет о взрослом человеке, у которого родители уже умерли?

Детские убеждения, безусловно, надежно укреплены в сознании и подсознании, но они поддаются коррекции. Есть много хороших методов для этого, но расстановка показывает причину — почему что-то не складывается в жизни так, как хотелось бы. К примеру, к терапевту приходит человек и жалуется на маму: «Она пила, приводила мужчин, мало внимания уделяла детям». Порой достаточно одной расстановки, чтобы человек увидел и осознал, что у мамы были причины вести себя так, а не иначе: точно так же вели себя ее родители, когда она была маленькая. Или она потеряла кого-то из близких. И большая часть ее психической энергии осталась в тех травматических событиях. С помощью расстановок становится очевидно, что родители чего-то не дают не потому, что они плохие или желают детям плохого, а потому, что у них не было возможности дать больше. Для многих осознание этого становится возможностью примириться со своей судьбой и взять ответственность за свое счастье в собственные руки. Иногда человек категорически не согласен с тем, что он видит в расстановке. Но особенность метода и состоит в том, что он работает на многих уровнях восприятия: на рациональном, энергетическом и духовном. И проникает дальше сознания и его ограничивающих убеждений.

Но если мы говорим о каких-то глубинных уровнях, имеем ли мы право вмешиваться и пытаться что-то изменить?

Мы можем что-то проговорить, добавить какую-то важную фигуру в расстановку. Но основная интервенция (вмешательство) любой расстановки — увидеть то, на что раньше было тяжело смотреть. Приведу пример для наглядности. К нам обратился клиент с запросом «трудные отношения с отцом». Мы расставляем образ этой семьи, и становится очевидно, что отец клиента тоже испытывал сложности с отцом, который во время войны пропал без вести. Интервенцией тут может быть глубокий поклон клиента перед судьбой отца и деда. И осознание, что отец был эмоционально недоступен потому, что душою находился со своим пропавшим отцом.

Семейные расстановки, которые придумал Берт Хеллингер, — это групповая работа с личной семейной историей. Человек заявляет о какой-то сложной жизненной ситуации, и ее «расставляют» в пространстве. Участники группы представляют в расстановке конкретных людей (например, клиента и его маму) или абстрактные фигуры (симптом клиента, его судьбу, его будущее). Феномен метода состоит в том, что участники, не будучи знакомы со своими прототипами, перенимают их чувства. Цель расстановки — увидеть и принять то, что, возможно, было скрыто, о чем ранее умалчивалось. Это может повлечь за собой позитивные перемены.


Теги: